Добро пожаловать на информационную страницу «Наш мир». Здесь вы узнаете о российских соотечественниках, проживающих в Баварии, о работе общественных организаций, созданных ими.


30 августа 2018 год. Разговор с Александром Мерлиным (красноармейцем, пограничником погранзаставы «Верхнеспасская» на Дальнем Востоке, призванным в январе 1943 и мобилизованным в мае 1946 года).

Jap

Александр Юльевич, я знаю о Вас, как о блокаднике, но ничего, как о пограничнике Мерлине. О войне Советского Союза с милитаристской Японией вообще как-то мало говорилось на уроках истории.

Да, Япония... 2 сентября 1945 года мир был заключён. Там, на линкоре «Миссури», был подписан акт о капитуляции Японии. Наши и американцы заключали, значит, поражение японцев.. А 3 сентября был объявлен Днём окончания Второй мировой войны. Так же, как День Победы над Германией - празднуем мы 9-го, а вся Европа отмечает 8-го, когда была подписана капитуляция. Вот и всё. Так что, я тебе, как пограничник, ещё раз повторяю, что 3 сентября – День Победы над Японией. Так писали все газеты, вся пресса. Кстати, в 1945 и 1946 годах эти дни были нерабочими. Так вся страна отмечала этот день Победы над Японией.

Jap

Где Вы были 9 мая 1945 года?

9 мая 1945 года? Я был под Хабаровском, в Осиновой Речке . В школе сержантского состава. Потом на Дальний Восток, после Дня Победы, перекинули армиии с Запада, которыми командовали Василевский, Малиновский, Мерецков. Советские войска начали входить в Маньчжурию. А пограничникам, зачитали Приказ о начале военной операции 24 августа. Нам предстояло форсировать Амур.

Да неужели же это всё было, Господи помилуй... Даже не верится - на бронекатерах, ночью.. Прожекторы, стрельба...

У меня спрашивают: «А ты в войну убил кого-нибудь?». Откуда я знаю? Стрелял, как и все. А попал или промахнулся, как промахнулись те, кто в меня стрелял, кто знает? Стреляли. Все стреляли. Кто-то попал, кто-то не попал. Перестрелочка, знаешь.. Война, что б ей...

Да, форсировали мы реку. А я плавать-то не умею, как и мой старшина Аркадий Добряков. А катер наш загорелся. Солдаты попрыгали в воду, чтобы доплыть. А мы с Аркашей спрятались под канаты и решили, что лучше сгореть, чем утонуть. Ой, да что и говорить.Но к счастью, не сгорели и не утонули, как видишь.

Кстати, а вернулся я тогда на наш берег с трофейным аккордеоном. Вот такое даже бывает на войне. Ох, как он пригодился, когда мы, солдаты, построили прямо в тайге сцену и устраивали там концерты. Там мой аккорден звучал в любую нашу свободную минуту. Пели мы все с удовольствием. Я тогда уже не только стихи сочинял, но и песни писать начал. А мои очерки о пограничной жизни, как и стихи о службе, печатали дальневосточные газеты

«Пограничник на Амуре», «Суворовский натиск» и московский журнал «Пограничник».

Как военный корреспондент я получил благодарность начальника погранвойск Дальнего Востока генерала Никифорова. До сих пор храню вырезки из газет тех лет.

А что Вы делали в тот день, когда зачитали Приказ? Знали ли, наверное, что победа над Японией уже предрешена?

Ну, в газетах печатались статьи по этому поводу. Одна из них, моя, называлась «Мы готовы к бою».

Кончно, итог знали уже . Мне кажется, нам не надо было вообще уже тогда воевать с Японией . Зачем было нужно, чтобы ещё десятки тысяч ребят погибли на сопках Манчжурии. Уже война закончилась. Германия разгромлена. На Японию американцы сбросили атомную бомбу... Горе кругом великое было...

А вот про этот момент в Великой Отечественной войне -я читала, что японцы, даже после американской бомбы, не успокаивались и угрожали нашей границе на Дальнем Востоке. Это так?

Глупости, ничего они не пытались. Они выжидали. Квантунская армия стояла в Маньчжурии, наготове. Япония ждала результатов Сталинградской битвы. Если бы Сталинград пал – Япония бы выступила. И тогда была бы страшная трагедия. Потому что у нас была оголена Восточная граница. Все основные силы нашей армии были на Западе.

На нашей заставе было человек восемнадцать, что ли. Уже не помню. Да и на каждой погранзаставе было по двадцать-тридцать человек. А против нас – Квантунская армия. С тысячами танков и самолётов. Против нас – 18-летних пацанов с автоматиками... Они до Урала бы дошли, сама понимаешь.

Так вот, как только Зорге сообщил, что Япония не нападёт, тогда Сталин приказал перебросить сибирские дивизии на Запад. Так была спасена и Москва.

Итак, мы, пограничники, форсировали Амур и должны были остаться на том берегу. Охранять границу. Армии наши ушли дальше. Воевать. Мы же пока на той стороне остались. А там кабаны. Громадные. Много. Что с кабанами делать? Начальник заставы говорит: «Стреляйте кабанов. Всю зиму питаться будем». Постреляли кабанов. Перевезли на наш берег. И действительно, и осень и всю зиму мы кушали свинину.

А почему вы, пограничники, форсировали реки? Армии помочь?

Нет, у нас было задание – ликвидировать японские пограничные подразделения. Их нужно было нам выбить и занять плацдармы на их берегу. Японцы постреляли, посопротивлялись и побежали. Вот и всё. А армия, как я уже сказал, пошла дальше.

Сегодня ветеранов войны уже почти нигде не осталось. Например, в Мюнхене, в недалёком прошлом, нас было более сорока. А сейчас нас ... эх, не будем считать... Давай, Леночка, пожелаем здоровья живущим, помянем с тобой ушедших. Но вначале – за День Победы во Второй мировой войне! Мы же по этому поводу встретитлись. Я – свидетель этого дня. Помню Хабаровск, Владивосток – все в знамёнах, в улыбках, в объятиях... Ну, за Победу!

Мы с Александром Юльевичем подняли тост за предстоящую памятную дату. И именно в это время сообщили, что в Москве умер Иосиф Кобзон.

...

Когда мы с Вами подняли тост за эту памятную дату, сообщили, что в Москве умер Иосиф Кобзон. Он когда-то пел Вашу «Колыбельную». Вам довелось общаться с ним лично в жизни?

Нет. Это композитор Дмитриев, который написал музыку на мои стихи, позвонил мне и сказал: «Иосиф споёт по Всесоюзному радио нашу песню». Ну, что, это очень приятно было. А вообще, Иосиф очень много помогал ветеранам. Всё, что мог, делал. На все просьбы откликался. Я его сам потом помяну ещё раз.

А в каком погранотряде Вы служили?

У нас был 70-й погранотряд ордена Александра Невского Краснознамённых Погранвойск НКВД Дальнего Востока. А война на нашем участке длилась всего только 8 дней. С 25 на 26-е августа, когда мы форсировали Амур и до 2 сентября. На 9-й день – День Победы!

И ещё - из всех моих военных наград самая ценная для меня - медаль «За победу над Японией».

Беседовали Александр Мерлин и Елена Герцог.

Мюнхен, 30 августа 2018 год.

Фото из семейного архива А.Мерлина.