Добро пожаловать на информационную страницу «Наш мир». Здесь вы узнаете о российских соотечественниках, проживающих в Баварии, о работе общественных организаций, созданных ими.


НИКТО НЕ ЗАБЫТ?..

«…Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем.
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням:
НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!».

Эти строки, принадлежавшие не только перу, но и выстраданные и сердцем, и душой «блокадной Музы Ленинграда», Ольгой Фёдоровной (Фридриховной) Берггольц, высечены на гранитной стеле Пискарёвского мемориального кладбища в Ленинграде… Я «не оговорился»: ТОГДА ещё «не было» Санкт-Петербурга…

На Пискаревском кладбище находятся 186 братских могил, в которых покоятся 420 тысяч жителей города, погибших от голода, болезней, бомбежек, обстрелов. И ещё 70 тысяч воинов, стоявших насмерть у стен  Ленинграда… И это – «без причисления сюда» ещё и ленинградцев, захороненных на Большеохтинском, Богословском, Волковском, Чесменском, Серафимовском кладбищах ВЕЛИКОГО ГОРОДА…

Мне довелось родиться после войны. Не «намного после»: через семь лет по её окончании. Тогда ещё «жил и здравствовал товарищ Сталин»… Так что лично я не испытал ВСЕГО, выпавшего на долю моих земляков, моих родителей… А они пережили и вынесли ВСЁ: кровь, смерть, голод, холод, неописуемый ужас…

Мои родители не любили рассказывать о пережитом. Лишь однажды, когда я спросил моего папу, Михаила Венециановича (Бенционовича) Цвермана (для ребёнка не существуют «отец и мать», есть только папа и мама!..), что было самым страшным в годы блокады, он, помолчав, ответил: «…постоянное чувство голода… Все мысли о том, что бы съесть… Как ни странно, человек привыкает к очень многому: при постоянной опасности, куда-то уходит чувство страха, перестаёшь ощущать нестерпимый холод, отсутствие понятия `гигиена`… А вот чувство голода – `не отпускает`»… Больше мы не возвращались к этой теме. Но меня приучили НАВСЕГДА, бережно относиться к еде…особенно, к хлебу…

Когда началась война, мои (будущие!) папа (впоследствии – блестящий инженер, проработавший всю свою трудовую жизнь в одном из проектных институтов  города)

и мама (Бронислава Лазаревна Хавкина, в замужестве Цверман, посвятившая себя целиком воспитанию ребяток, оставшихся без родителей, «детдомовцам», тоже боль, запавшая «с тех пор»!..), только что окончили 9-ый класс… И хотя они учились в одном классе, друг дружку «вообще никак не воспринимали», как рассказывала мне моя мама.

Их встреча произошла уже после войны, когда, выжившие, особенно трепетно относились друг к другу…

Я не ставлю своей целью, «пересказывать историю моей семьи», рассказывать о горестях, бедах, испытаниях, незаслуженной несправедливости,  выпавших на долю моих близких… Те, кто жил в нашем общем ТОГДА, имеют и своего «опыта» предостаточно… Важно, чтобы живущие СЕЙЧАС, работали с УШЕДШИМИ «на одной волне»… Поэтому так важно БЕРЕЖНО ХРАНИТЬ и ПЕРЕДАВАТЬ «ПО НАСЛЕДСТВУ» ПАМЯТЬ о том, ЧТО и КАК было… И очень важно БЕРЕЧЬ и ЦЕНИТЬ ещё живущих, дошедших до нас «из тогда»…

В городе Кёльне проживает родная сестра моей мамы, Фаина Лазаревна Айзен (урождённая Хавкина). Это удивительнейшая женщина! Она на три года моложе моей мамы, ей недавно исполнилось 94 года… Она «живой свидетель» всего мыслимого-немыслимого, что только может (или даже не может!) представить себе «обычный человек»… Педагог, школьный учитель, преподаватель английского языка, будучи, по сути, ребёнком, прошла все круги ада, оставшись при этом добрым, мудрым, интересующимся сегодняшней жизнью, человеком! Наверное, отсюда и «ниспосланное долголетие!..

С Днём радости, памяти и скорби ВСЕХ, кто прочтёт (или поделится с другими!) мыслями, возникшими по прочтении этой статьи!..

И ЗДОРОВЬЯ И МИРА ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ, без исключения!..

Искренне и БЕЗГРАНИЧНО,

Ваш

Лео Лиц / Leo Litz

P.S. Пока писал эту статью, невольно «родились» строчки:

…Перемены ВЕЗДЕ: и в еде, и в воде,

В танцах, песнях, любви… и в одежде!

Даже…пол изменяют!.. Привычки, и те…

…Только ГОДЫ несутся, как прежде…

www.leolitz.info

Фото из архива автора.