Добро пожаловать на информационную страницу «Наш мир». Здесь вы узнаете о российских соотечественниках, проживающих в Баварии, о работе общественных организаций, созданных ими.


 

К 30-летию образования и деятельности Центра «МИР».

 

 - Татьяна Евгеньевна, у меня дома хранится вырезка из газеты за 1999 год(!) о том, что в городе Мюнхен есть Центр русской культуры «МИР». Для меня, видимо,  оказалось тогда это очень важным, раз я сохранила эту вырезку. Думаю, важным потому, что у меня, жившей далеко от Баварии, на тот момент не было возможности соприкасаться где-то с русской культурой, русским языком.

В связи с этим, вопрос – скажите, пожалуйста, а когда Вы решили создавать такой Центр, на кого он был рассчитан? В первую очередь?

С русским миром Мюнхена я по-настоящему столкнулась, прожив здесь уже несколько лет. Вначале круг моих знакомых, не считая родственников, состоял из немецких коллег по работе в кино (в Ленинграде я получила актерское и журналистское образование) и однокурсников по мюнхенскому университету. И только по окончании четвертого семестра театроведческого факультета, в гостях у одного французского кинопродюсера я познакомилась с Николаем Воронцовым – сегодняшним распорядителем мюнхенского фонда композитора Александра Глазунова, который и ввел меня в русский мир Мюнхена начала 80-х годов 20-го столетия.

Вначале он пригласил меня в «Русский клуб», который заседал раз в неделю в «Haus der Begegnung» на Румфордштрассе (Rumfordstrasse). Меня страшно удивило, что большинство членов этого клуба были немцы или рождённые уже на Западе дети первой эмиграции. Правда, все они довольно хорошо говорили по-русски, а главное, проявляли живой интерес к русской культуре. Узнав, что я по профессии актриса, они сразу стали просить меня что-нибудь почитать из русской поэзии. Такой поворот дел застал меня врасплох, но на помощь пришёл Николай, в своё время также учившийся актёрскому мастерству, предложивший в ближайшее время подготовить целую программу, с которой мы бы выступили. Тут кто-то вспомнил, что вот-вот откроется в Мюнхене крупнейший культурный центр Баварии «Гастайг», и почему бы нам не выступить прямо там.

Чтобы поставить всё на профессиональную ногу, мы нашли режиссёра Людека Свобода, чеха по национальности, закончившего в Москве ВГИК. Чем серьёзнее мы подходили к нашему проекту, тем больше у нас появлялось идей, покровителей и помощников. Преподаватель русского языка Надежда Банхольцер познакомила нас со своим учеником, успешным мюнхенским предпринимателем Гюнтером Нат, который оказался ещё и отличным музыкантом, поклонником пианиста Рихтера, который не раз у него останавливался. Это было очень кстати, так как задуманный нами вечер должен был быть обязательно музыкально-поэтическим. Примерно в это же время в гостях у Николоса Эконому, замечательного греческого пианиста, рано ушедшего из жизни, получившего своё музыкальное образование в Москве и блестяще, без всякого акцента говорящего по-русски, я познакомилась с Мари-Терез Релин, дочерью  кинозвезды Марии Шелл (сестры Максимилиана Шелла) и театрального режиссера Файта Релина, которая и познакомила меня со своей знаменитой семьёй. Хотя они были австрийцами, без всякой примеси русской крови, тем не менее, в них чувствовалось что-то русское, особенно в Марии Шелл, создавшей на экране проникновенные образы героинь Достоевского — Лизы из «Белых ночей» и Грушеньки из «Братьев Карамазовых». Так или иначе, но мне удалось уговорить пусть не саму Марию, а её мать – актрису Маргариту Ноэ-Шелл, принять участие в нашем проекте, читая немецкие переводы к нашим русским текстам. Два месяца исканий и репетиций — и «Вечер русской поэзии» был рождён. Плакаты с нашими с Николаем портретами пестрели вдоль Леопольд-штрассе, газета «Abendzeitung» посвятила нам почти половину страницы. Впервые на мюнхенской сцене звучал русский язык целый вечер, в двух отделениях. Мы страшно волновались, особенно когда нам сообщили, что все билеты проданы и уже у выхода из метро спрашивали «лишний билетик». Кажется, это был первый аншлаг в только что открывшемся культурном центре «Гастайг». Его Малый концертный зал, который стал моей первой сценой в Мюнхене, был переполнен представителями всех трёх волн эмиграции, также славистами и просто любителями поэзии. В первом ряду, в самой середине, сидела Мария Шелл. Со сцены звучали стихи Пушкина, Ахматовой, Цветаевой, Блока, Есенина, Пастернака. Во втором отделении мы читали, вернее, играли сцены из «Евгения Онегина». Последние слова монолога Татьяны «Но я другому отдана» со мной читала добрая половина зала, нарушив тем самым кульминацию заключительной сцены. Но ни я, ни Николай, который читал Онегина, не были на зрителя в обиде – о таком тёплом, восторженном приёме мы не могли даже мечтать. На следующий день немецкая газета «Münchner Merkur» писала, что на наше представление «было так же невозможно достать билеты, как и на знаменитый московский Театр на Таганке».

Успех оказался таким внушительным, что в Гастайге нам предложили организовать целую серию русских вечеров. Первое, что нам предстояло, найти среди русской эмиграции актёров, драматургов, режиссёров, которые бы согласились работать над нашим проектом без всякого вознаграждения, потому что средств, выделенных нам, хватало только на оплату каких-то элементов декораций, костюмов и реквизитов. Чуть-чуть оставалось и на гонорары, но это были чисто символические суммы, которые не покрывали даже транспортные расходы на почти каждодневные репетиции в течении трех-четырех месяцев. К счастью, мы таких людей нашли, которые, как и мы с Николаем Воронцовым, всей душой отдались работе. Иногда казалось, что весь русский Мюнхен так или иначе принимает участие в подготовке первого Фестиваля русской культуры в Мюнхене. Старейшая модель мюнхенской Академии художеств, бывшая петербурженка Нина фон Кикодзе, договорилась с директором Академии, чтобы нам бесплатно предоставили помещение для репетиций. Бывшая ленинградка, драматург Таисия Иванова-Гликман, переработала специально для нас чеховские «Спичку», «Хористку» и набоковского «Хвата». Бывшая москвичка, актриса Наталья Энке-Круглая, шила костюмы, а её муж, известный актер Лев Круглый, вместе с театральным режиссером Анатолием Скаковским, который, по его словам, когда-то пожимал руку самому Немировичу-Данченко, отдавали все свое свободное время на репетиции с нами.

Мы замахнулись на пьесу Леонида Андреева «Дни нашей жизни», с Круглым и певицей Людмилой Кравчук, мы репетировали Достоевского «Бедные люди», а с Николаем Воронцовым, под руководством Скаковского - «Хвата» Набокова. (К сожалению, Набокова на русском языке мы так и не выпустили, и год спустя, с разрешения вдовы писателя, мы сыграли этот спектакль  с немецкими артистами уже на немецком языке).

В целом этот наш первый фестиваль, длящийся целую неделю, состоялся и теперь уже «Немецкая волна» вещала, что наши спектакли можно сравнить «с лучшими мхатовскими». Конечно же, это было преувеличением, так хотелось автору репортажа, театральному критику и режиссеру, эмигранту Василию Сечину, чтобы творческие достижения эмигрантов были на том же высоком уровне, как и на бывшей родине. Но если учесть те душевные затраты всех участников проекта, то здесь нашим «Дням» можно без преувеличения поставить самую высокую оценку.

Благодаря этим «Дням» в мою жизнь вошло много замечательных людей, о которых я всегда с благодарностью вспоминаю. Именно им я обязана не только тем, что нашла свое место в «русском мире», но и созданием нашего общества «МИР». Это они подтолкнули меня на этот «подвиг», если не сказать «заставили». Сначала я даже обижалась, как это, я – актриса, должна заниматься какими-то там административными делами, что-то организовывать, доказывать, добывать и т. д.. Но потом я смирилась и приняла на себя эту миссию-ношу основателя «Центра русской культуры в Мюнхене». И если учесть, что все это строилось без всякой материальной, да и общественно-политической поддержки, то сложность этой инициативы можно себе представить.

- Что Вы можете сказать сейчас, спустя 30-летней истории существования такого уникального Центра русской культуры – изменилось ли что-то в работе? И что именно, если да?

Ну, сперва, по совету режиссера Анжей Вайда, с которым мы познакомились в Мюнхене на одном из Международных театральных фестивалей, мы перешли на немецкий язык, то есть стали играть русскую классику на языке местного населения. Потом мы поняли, что и представители русской эмиграции и немецкая публика, хотят также слышать и русскую речь. Поэтому сейчас почти все наши вечера-концерты -  двуязычные. Стихи,  романсы, песни идут всегда с переводом. Наш постоянный зритель в своем большинстве – немцы, и наше Общество «МИР»  состоит на восемьдесят процентов  из немецкого населения. Но, начиная, примерно, с 1995 года стали в Баварию в большом количестве приезжать из бывшего Советского Союза соотечественники, и тогда мы начали делать для них программу только на русском языке. При «МИРе» открылись различные кружки и студии: Детская академия Искусств, Балетная школа, Театральная студия «Маски» под руководством Татьяны Войновой, Хор ветеранов под руководством Анатолия Фокина и т.д. 

 - Как Вам лично кажется – отношение местных жителей к работе Центра русской культуры «МИР» претерпели ли какие-то  изменения? Ведь так много в нашем мире меняется буквально «от чёрного к белому»?

Трудно, трудно, трудно... Внешняя политика ударила по внутренним чувствам. А ты должен продолжать творить большое и настоящее...
Но, к сожалению, политику от культуры очень трудно «оторвать». Когда-то кто-то из старых эмигрантов критиковал, что мы делаем Вечер Маяковского, а когда мы выпустили Календарь к 300-летию Дома Романовых, то один немец, по профессии врач, вышел из членов нашего Общества, потому что мы, по его словам, «делаем славу кровожадному царю». Когда что-то происходит в мире, влияющее на политические настроения людей, конечно, это отражается и на нашей деятельности – меньше приходит народу на наши мероприятия, меньше телефонных звонков в наш Центр по каким-то вопросам.

На протяжении 30 лет у нас были и столкновения с националистически настроенными представителями разных народов. И все-таки, мы остаемся преданными своей многонациональной русской культуре, впитавшей в себя культуры многих народов, не только, входившим когда-то в Российское государство или в СССР.

 - Мы с Вами лично давно работаем на поприще общественно-полезной работы. Это «культурное волонтёрство», как я бы назвала, по-Вашему – «благодарная» или «неблагодарная» работа? Ведь работа с людьми никогда не была лёгкой.

Когда мне становится тяжело, я вспоминаю слова, услышанные от посетителей наших мероприятий.

Одна немка, например, сказала, что «МИР» на нее действует, как медицина. Что в тот день, когда она идет в «МИР», ей не надо принимать таблетки.

Другой немец - профессор физики – написал мне, что он нашел в «МИРе» свою духовную родину.

Немецкий писатель и переводчик Фридрих Хитцер, на очередном юбилее «МИРа» в мюнхенской Ратуше утверждал, что «МИР» – «...это не роскошь, это подарок всем нам, чтобы мы научились знать и любить русскую культуру.

И так далее.

 

Наш МИР создали вместе прибалтийцы, немцы, украинцы, итальянцы и те, кто считает своим Домом - русскую культуру. И девизом служат нам слова грузина Шота Руставели: «Все, что отдал – твое».

 - Заключительный вопрос будет самым коротким, но, на мой взгляд, самым важным: «Зачем Вам это нужно было и нужно сейчас?»

Да, это было нужным, чтобы найти себя, чтобы найти свое место в этом мире, в этом обществе, чтобы не сойти с ума от всего увиденного и услышанного. Наверное, это нужно и сейчас... Да это нужно.

 

Беседовала Е.Герцог.

Мюнхен, август 2021 год.

(…) МИР – это не роскошь, это подарок всем нам, чтобы мы научились знать и любить русскую культуру. МИР, используя пути демократии, к которой Россия прокладывает свои собственные шаги, приложил все усилия, чтобы примирить враждебную когда-то властям в Москве русскую эмиграцию с её родиной. МИР создал из выдающихся личностей русской и немецкой культуры, проживающих как в Баварии, так и за её пределами, маленький канон для эстетического воспитания людей, уделяя при этом внимание как возрасту, так и таланту новоприбывших…Но, к счастью, МИР нашёл в Мюнхене среди немецких почитателей изящных искусств истинных друзей и соратников, помогающих ему возводить мосты, между Невой и Изаром, Дунаем и Волгой, о которых раньше нельзя было и мечтать.» (…)

               Фридрих Хитцер (1935-2007),  писатель и переводчик, Вольфратсхаузен, октябрь 2006

 

 

 

 

Фото из архива Центра русской культуры "МИР", г.Мюнхен.