Добро пожаловать на информационную страницу «Наш мир». Здесь вы узнаете о российских соотечественниках, проживающих в Баварии, о работе общественных организаций, созданных ими.


Эту заметку я написал по просьбе редактора сайта «Наш мир».

Надеюсь, что прочитав её, у вас сложится некоторое представление о жизни обыкновенного Дома для престарелых во время эпидемии коронавируса.

Дом престарелых, в котором я работаю, находится в небольшом местечке в предгорье баварских Альп, в удалении от от основных транспортных магистралей. Видимо, именно это обстоятельство и сыграло определенную роль в том, что среди наших жильцов не было заболевших этим вирусом, вогнавшем вскоре весь мир в режим карантина.

Другим важным фактором стали своевременно принятые карантинные меры (еще до объявления общего карантина в Баварии). Но обо всем по порядку.

Первые известия о новом вирусе, вызвавшем эпидемию в Китае, особого интереса тогда не вызвали. Ведь была же в Африке эпидемия эболы. И ничего, до нас не дошло. В то же время, каждый год масса людей в Европе умирает от гриппа или восполения легких. Да и норовирус не первый год «гуляет» по планете…

Некоторые опасения стали возникать, когда эпидемия перекинулась на Европу. Были предприняты некоторые превентивные меры: ежедневная дезинфекция дверных ручек, перил и т.д. Для посетителей, при входе, оборудовали места, где все должны были дезенфицировать руки.

Но вскоре события стали развиваться с угрожающей быстротой. Италия оказалась охвачена эпидемией, затем наступил черёд Австрии. И, наконец, туристы, вернувшиеся из Италии и Тироля, занесли заразу в Германию.

В нашем заведении срочно были введены карантинные меры. Временно были запрещены все посещения родственниками наших жильцов. А тем, в свою очередь, разрешалось покидать здание только в защитной маске. Чуть позже и вовсе пришлось ограничить выход из здания. Были полностью отменены посещения парихмахеров, мастеров медицинского педикюра, физио-терапевтов и священников.

Последняя мера, введенная в канун празднования Святой Пасхи, особенно огорчила наших жильцов. Ведь каждую неделю у нас служили мессу католический священник или протестантский пастор. Это была неотемлемая часть жизни нашего Дома. А теперь у наших насельников остались только телевизионные трансляции богослужений.

Не могу не вспомнить, как накануне Вербного Воскресенья (Palmsonntag) все, кто только мог, собрались на трансляцию праздничной службы из Рима. Обрашения Римского Папы, читавшего свое послание перед совершенно пустой площадью, произвело гнетущее впечатление. После окончания мессы все тихо расходились по своим комнатам.

Казалось, что началась война….

Вскоре у нас введены были новые меры предосторожности. Стала применяться сильная дезинфекция, которая обычно использовалась лишь в комнатах тех, кто заболевал чем-нибудь инфекционным. После дезинфекции этим средством кожа на руках у персонала зудит несколько минут. Встал вопрос об использовании во время работы защитных масок. Но тут выяснилось, что запас одноразовых масок очень ограничен (что не удивительно, мы ведь не больница). И их решили оставить на крайний случай.

Все сотрудники старались, как могли, скрасить жизнь нашим старикам. Решено было, насколько это было возможно, организовать торжественное и радостное празднование Пасхи. По своей инциативе мы освятили святой водой наше отделение. Но всё-равно оставалось ощушение приближающегося фронта...

Нас, персонал Дома, впрочем, тоже пытались ободрить. Депутаты Бундастага устроили авацию для врачей, спасателей и сотрудников Домов престарелых. Однако у моих коллег эта акция вызвала, мягко выражаясь, недоумение.

В течении пяти лет нам обещают поднять зарплату. Однако никаких реальных шагов до начала эпидемии сделанно не было. И пытаться облегчить физическую и психическую нагрузку, неотделимую от нашей работы, аплодисментами, метод довольно странный.

Между тем, телевидение и радио нагнетали и без того тяжелую моральную атмосферу. Мы с изумлением видели, как мимо нашего Дома люди несут из магазинов множество упаковок туалетной бумаги. Для чего она предназначалась в таких количествах остаётся загадкой до сего дня.

После сдачи смены мы со смехом обсуждали лёгкую панику, опустошившую полки магазинов от макаронов и дешёвых консервов.

Нам уже было известно, что районная больница переведена на строгий карантин. Что там находятся несколько пациентов с короновирусом.

И именно в эти дни мы вдруг получили помощь и поддержку оттуда, откуда менее всего ожидали. Однажды в нашем отделении раздался телефонный звонок и женский голос спросил, нужны ли нам защитные маски? И уже через четверть часа у нашего Дома остановилась машина. Неизвестная женщина через окно передала пакет с самодельными масками и номер телефона. Сообщила, что эти маски она шьёт дома сама и может подготовить, при необходимости, ещё. Сказав, что мы можем звонить ей в любое время, она уехала.

Ещё через несколько дней мы обнаружили в нашем почтовом ящике рисунок и записку. Мальчик 12-и лет, ученик местной школы (закрытой на карантин), писал, что на виртуальном уроке учительница рассказала им, как трудно приходится сейчас врачам и санитарам. Поэтому он нарисовал для нас этот рисунок, в надежде поднять нам настроение.

Как вы и сами, конечно, догадались, этот рисунок занял в нашем Доме почётное место.

Трудно описать, как мы были тронуты поступками этих двух незнакомых нам людей!

Сейчас, в середине мая, положение значительно улучшилось. За всё прошедшее время, по Божией милости, у нас никто не заболел. И мы осторожно, постепенно выходим из карантинного режима.

Г.А., Бавария.

Май, 2020 год.