Бавария. Соотечественники
Бавария. Соотечественники.

Цветы "Белой Розе"

Патриотическое воспитание у подростков – это, в первую очередь, сохранение исторической памяти ...

подробнее

Соотечественники

16 октября прошло заседание Координационного совета РС в Баварии. ...

подробнее

На мир - с иронией и улыбкой

Любителям КВН и людям с другими вкусовыми пристрастиями! ...

подробнее

Ты помнишь?

Всем КВН-щикам, любителям КВН... Ну, вы - в курсе. Это вторая (первая) часть. ...

подробнее

Когда печаль такая..

Не нужен этот мир, когда печаль такая... Но память встречи с ним нам душу согревает. ...

подробнее

Страшная, страшная сказка...

Мы с ребятами из "МЭМ" и не только, 8 ноября не забываем про... КВН! С Днём рождения, весёлые и ...

подробнее

Певцу печали

Отзыв о вечере, посвященном «Певцу печали» - Ивану Бунину. | ...

подробнее

Он, любящий Россию

О вечере мюнхенского Общества «МИР», посвященноого поэту Иосифу Бродскому. ...

подробнее

История и синтез искусств

Вышла книга "Золотой век православного храмоздания в Германии (1806-1913)" | ...

подробнее

Капустные посиделки

«Самая большая роскошь, что нам даётся – это роскошь человеческого общения». ...

подробнее

Встретимся вновь!

"Мы расстаёмся, чтоб встретиться вновь...". Словами из песни лучше всего обозначить тему. ...

подробнее

"Пульс жизни"

В центре Мюнхена открылась выставка картин Елены Колесниченко. ...

подробнее

„Puls des Lebens“

Der KKV Hansa München präsentiert Werke von Jelena Kolesnichenko. ...

подробнее

XV Общегерманская конференция

«Великая Отечественная война: историческая память советского народа. Морально-нравственные урок ...

подробнее

Привет родному театру!

Возможность повысить свой профессиональный уровень в рамках образовательных программ ГИТИСа. ...

подробнее

В мир Солженицына ввела меня кинорежиссёр Наталья Трощенко, жена кинооператора Дмитрия Месхиева и мать известного современного российского кинорежиссёра Д. Д. Месхиева. Я, тогда ещё школьница, приходила часто к ним в гости, и они, особенно Наталья, были моими «проводниками» во взрослую жизнь. Именно из рук Натальи Трощенко ко мне попал, наряду с «Реквием» Ахматовой и «Конармией» Бабеля, «Один день Ивана Денисовича». Все три произведения произвели тогда на меня сильное впечатление.

Но особенно меня потряс «Иван Денисович». Я, советская школьница, никак не могла понять, как это могло случиться в нашей, самой лучшей и справедливой стране в мире, чтобы людям, бежавшим под страхом смерти из немецкого плена, ни ордена давали, а в тюрьму сажали. Как могли так унижать человеческое достоинство, так жестоко обращаться с людьми, быть настолько слепыми и глухими к человеческому горю?

Одним словом, Солженицын многое перевернул в моей жизни, на многое открыл мне глаза. Но оказавшись в эмиграции и наслышавшись от бывших советских граждан, что он, живя заграницей, стал нелюдим, никого не принимает и ни с кем не хочет общаться, его облик для меня постепенно померк, до того как прочла книгу Владимира Войновича «Портрет на фоне мифа». Войнович, который несколько раз выступал в Обществе «МИР», за что я ему всегда была благодарна, показал в самом начале своего, можно сказать памфлета, Солженицына бесстрашным и принципиальным человеком, не идущем ни на какие компромиссы во имя того, чтобы увидеть свой труд – «Один день Ивана Денисовича» - напечатанным. И этой детали мне оказалось достаточно, чтобы снова увидеть перед собой большого, значительного человека нашей эпохи. Поэтому отметить в Мюнхене 100-летие писателя достойным литературным фестивалем, было для меня внутренней потребностью.

И я рада и благодарна тому, что идею мою поддержали и литературовед д-р Наталья Ребер, сделавшая замечательный доклад о творчестве Солженицына, и историк Дмитрий Милинский, тема доклада которого было самое известное произведение писателя - «Архипелаг Гулаг». И тот и другой докладчик имел к Солженицыну, а вернее к его произведениям, прямое отношение. Наталья Робертовна дружила и не раз была в гостях у Льва Копелева, который «сидел» с Солженицыным вместе в так называемой «Шарашке» и которого писатель изобразил в романе «В круге первом» под именем Льва Рубина. Но Копелеву досталась ещё одна, на этот раз судьбоносная роль в жизни Солженицына – именно через него была передана главному редактору «Нового мира» Александру Твардовскому рукопись «Ивана Денисовича», повести, сделавшей автора сразу после её публикации знаменитым на весь мир.

Что касается Дмитрия Милинского, то в романе «Архипелаг Гулаг», о котором он говорил в своём докладе, Солженицын упоминает профессора Владимира Сергеевича Игнатовского, «который был арестован в Ленинграде в 1941 году и обвинен, что завербован немецкой разведкой во время работы своей у Цейса в 1908 году! - притом с таким странным заданием: в ближайшую войну не шпионить, а только в следующую! Поэтому он верно служит царю в 1-ю мировую войну, потом советской власти, налаживает единственный в стране оптико-механический завод (ГОМЗ), избирается в Академию Наук, - а вот с начала второй войны пойман, обезврежен, расстрелян!»

Именно под началом Игнатьевского работал отец Дмитрия, математик Владимир Милинский, который также, во время блокады, в ноябре 1941 г., был арестован по ложному обвинению и через несколько недель, не дождавшись суда военного трибунала, скончался в тюрьме.

Надо ли говорить о том, насколько волнующими, эмоциональными, «берущими за живое» были эти доклады. Солженицын был представлен в них не мифом, и даже не пророком, хотя доклад Н. Р. Ребер так и назывался, а простым человеком, одним из нас, но только более сильным, более принципиальным, и, может быть, более верующим.

После докладчиков подиум конференц-зала заняли артисты и музыканты. Джоржиа Шталь и Михаэль Чернов рассказали не только о судьбе самого писателя, но и о его героях, вернее о героинях. Прозвучала горькая история о положении женщин в советском Гулаге, еще раз подчеркнувшая бесчеловечность советской системы трудовых лагерей тех лет.

Карин Вирц, с чувством и юмором читавшая миниатюрные зарисовки Солженицына, наоборот, вселяла этими милыми бытовыми картинами русской жизни, надежду, что справедливость восторжествует и на Руси всё будет хорошо.

Последняя часть вечера была посвящена двум Натальям, женщинам, которые сыграли в жизни писателя главную роль. Его первая любовь и первая жена – Наталья Решетовская, и вторая жена – Наталья Светлова, родившая ему троих сыновей.

Но, пожалуй, самым светлым образом писателя, и, несмотря на печальный конец, самый жизнеутверждающий - это простая русская женщина Матрёна Григорьева, героиня рассказа «Матрёнин двор», вышедшего в «Новом мире» сразу после «Ивана Денисовича».

Солженицын заканчивает свой рассказ словами: «Все мы жили рядом с ней, и не поняли что она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит ни село. Ни город. Ни вся земля наша».

Другими словами, автор говорит нам, читателям, жаль, что таких людей как Матрёна – праведница не много на Руси, было бы их больше - меньше было бы проблем в стране.

В этом рассказе, отрывки из которого читали актёры, Солженицын предстал поистине русским человеком, горячо любящим свою родину. Его героиня, обычная русская женщина, крестьянка, совмещает в себе самое лучшее, что есть в русском национальном характере. И не смотря на то, что жизнь её не баловала, подбрасывая одну трудность за другой, она не озлобилась, а осталась чистой и доброй ко всем людям.

Особенно хочется сказать и о музыкальной части вечера. Удивительно, но по рассказам очевидцев и судя по произведения писателя, несмотря на свою близость к русскому народу, его не особо волновало русское народное музыкальное творчество. Даже его героиня Матрёна, слушая по радио записи Шаляпина говорит: «Это не по-нашему», а когда передавали романсы Михаила Глинки, со слезами на глазах сказала «А вот это по-нашему». Поэтому в этот вечер звучали романсы Глинки в исполнении замечательной певицы Светланы Прандецкой. Но не только русская классика ценилась Солженицыным. Его любимыми композиторами были немцы. По словам его вдовы, он «очень любил Баха, Шуберта, Моцарта. Солженицын считал, что его прозе наиболее близка музыка Бетховена».

Поэтому в этот вечер, который проходил в Мюнхене как раз в день 100-летия писателя, в исполнении великолепных музыкантов, лауреатов многих международных конкурсов, Марии Белановской (домра), Екатерины Медведевой (ф-но) и Артура Медведева (скрипка) звучали произведения Моцарта, Шуберта и Бетховена. Но закончился юбилейный вечер Александра Солженицына прелюдией Дмитрия Шостаковича, который был не только современником и во многом единомышленником Солженицына, но и, по словам его вдовы Ирины, был восхищен «Одним днём Ивана Денисовича».

И снова я возвращаюсь к этой повести, повлиявшей на мою дальнейшую жизнь. Может быть, поэтому мне захотелось её показать мюнхенцам. Два дня спустя после описанного выше юбилейного вечера Солженицына, там же, в «Гастайге», только теперь уже в театральном зале «Блэк Бокс» состоялась премьера МИРовского литературного спектакля «Один день как все 3653 других». Наверное, мне бы никогда не пришла эта мысль в голову, если бы в нашем «МИРе» не было бы такого великолепного актёра как Клаус Мюнстер, которому удалось создать удивительно цельный образ русского крестьянина, доброго, честного, мудрого, волей судьбы оказавшегося заключённым, но не потерявшего своего человеческого достоинства.

Я полностью доверила «Ивана Денисовича» Клаусу Мюнстеру, а сама стала писать параллельное действие, в котором были заняты актёры Нина Бернройтер и Георг Штюрцер. Оно должно было, прерывая действие рассказа, освещать страницы жизни и взгляды писателя Александра Солженицына. Надо сказать, что я была не совсем уверена, поймёт ли меня зритель, дойдёт ли то, что я ему хотела этим «параллельным действием» сказать. Мало того, я вставила в происходящее на сцене музыку Бетховена, ведь по словам вдовы писателя «Солженицын считал, что его прозе наиболее близка музыка Бетховена», которую тонко и проникновенно исполняли скрипач Артур Медведев и виолончелист Филипп фон Морген. На актёре и певце Сергее Иванове лежала задача создать атмосферу Гулага советских времён, с чем он отлично справился, исполняя под гитару как и лагерную лирику, так и «Молитву» Солженицына, отражающую как ничто лучше отношение автора к религии, к Богу

И, наконец, как говорится, под самый занавес, музыкант-виртуоз Мария Белановская исполнила на домре мелодию Дмитрия Бортнянского «Коль славен наш Господь в Сионе», имеющую неофициальное название – «Песня Ангелов». Именно эта мелодия, пронзительная и нежная, без доли грусти, звучала в Москве, в Донском монастыре, над гробом Солженицына, где никаких речей, по воле самого писателя, не было.

О том как принял нашу постановку зритель, можно понять, читая записи в Гостевой книге Общества «МИР». А мне остаётся только сказать, что, как для фотовыставки в культурном центре «Гастайг» под названием «Солженицын – свидетель и жертва», так и для сопровождающих доклады и спектакль фотографий писателя, были использованы материалы из каталога к выставке в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина «Александр Солженицын: Из-под глыб». Изд-во Москва, Русский путь, 2013 г.

Кроме того, я от всей души хочу поблагодарить всех участников нашего литературного фестиваля «Жить не по лжи!» и его спонсоров: МИД ФРГ, Муниципальную библиотеку и Отдел культуры г. Мюнхена, а также «Россотрудничество» РФ

Текст: Татьяна Лукина, президент Общества «МИР-Центр русской культуры в Мюнхене»

Фото: Лидия Вишневская, Эмилия Хольцер и Антье Виттвер

Отрывки из записей в Гостевой книге Общества «МИР» за 11 и 13 декабря 2018 г.

„Alexander Solschenizyn, das machte die heutige (großartige) Veranstaltung deutlich, war nicht nur ein Prophet, der vorausschaute, er schaute auch als Künstler erster Range in die Tiefe, und erinnerte an die Friedrich Nitzsche Erkenntnisse: Das Leben, die Welt ist tief, und tiefer als der Tag gedacht.“ Brigitte Maier / «Александр Солженицын, сегодняшняя программа (грандиозная) дала нам это ясно понять, был не только пророком, который предвидел, он также был первоклассным художником, напомнившим откровения Фридриха Ницше: Жизнь и мир глубок, гораздо глубже, чем день предполагает». Бриджит Майер

«Прекрасный вечер, полный высокой, чистой любви к своей родной земле, своему народу, поддержанной божественной, сильной верой. Образец настоящего человека! Спасибо огромное!». Алла Бидник

«Отлично построенная программа, не говоря уже о завораживающем чтении и музыке. Я снова и снова делаю для себя открытия и влюбляюсь больше и больше в нашу литературу и искусство». Раиса Нор

„Vielen Dank für den schönen Abend. 1985 lebte ich in den USA und erinnere mich an seinen Auftritt in Vermont. Damals habe ich schon Geschichten von Solschenizyn gelesen.“ Frits Kamp / «Спасибо за прекрасный вечер. В 1985 году я жил в США и помню выступление Солженицына в Вермонте. В то время я уже читал его рассказы». Фриц Камп

„Solschenizyn hat uns schon in unserer Jugend geprägt. Wir füllten mit ihm und dem russischen Volk. Auch heute gelten seine Aufklärungen als wichtige Schritte zur Menschlichkeit. Allen Mitwirkenden, insbesondere Tatjana Lukina, danken wir sehr für diese großen Leistungen. So werden wir Solschenizyn nie vergessen.“ Ljubica Bogdanovitch und Dusan Rakovitch. / «Солженицын произвёл на нас впечатление ещё в юности. Мы чувствовали вместе с ним и с русским народом. Его заветы и сегодня играют важную роль для всего человечества. Мы благодарим всех участников, особенно Татьяну Лукину, за их грандиозный труд, благодаря которому мы никогда не забудем Солженицына». Любица Богданович и Душан Ракович.



Генеральное консульство РФ в Мюнхене
Генеральное консульство РФ в Мюнхене

Maria-Theresia-Straße 17
81675 München
www.ruskonsmchn.mid.ru